Кольский полуостров. 1972 год

 Турбаза Тулома

28 февраля

Итак, курс на Заполярье. Вероятно, белая сорочка и галстук не совсем уместны к солидному рюкзаку. Но это уже издержки планового туризма и, конечно, особенностей характера. Командировочный в душе турист, а турист в мыслях и образе – командировочный.

Самолет принял всех пассажиров рейса Минск-Ленинград во время, но на этом дело затормозилось. Пелена снега, так желаемого в эту зиму и так некстати выпавшего в эти утренние часы, закрывала от нас то самые близкие самолеты, то отдаленные служебные машины. Ждали момента, когда хоть ненадолго прояснится и будут видны контуры леса за взлетной полосой. Группа экскурсантов из Ленинграда, в основном женщины средних лет, очень оживленно комментировали этот вынужденный простой, поскольку начало рабочего дня для них отодвигалось на неопределенный срок, а они отпрашивались задержаться на пару часов. Любопытно слушать этих несведущих в технике людей, сообща обсуждавших все, что творилось вокруг самолета – а выполнялись обычные работы по антиобледению, заправка, подключение питания. Ленинградцы отметили культуру нашего города, отсутствие пьяных и лохматых (!) и, вообще, Минск им понравился.

Ждали 50 минут и взлетели к солнцу, пробив тонкий слой облаков. В районе Ленинграда совершенно ясно, 10 градусов мороза, снега нет, только грязные пятна.

Полдня бродил по городу, отсиделся в кинотеатре. Фильм «Дерзость» - это дерзость дважды, главная из них – выпуск Одесской киностудией такого плохого киноштампа. И все же дьявольская усталость дала себя знать – после девяти уже спал в гостях у своего дяди Миши, хотя до этого успел сразиться с ним в шахматы. Проиграл 1:3, доставив ему удовольствие, сошлемся на усталость.

 

29 февраля

В седьмом часу в Ленинграде еще спокойно. Редкие пешеходы спешат к транспорту. В метро свободно, кое-кто дремлет под качание поезда. Рейс «черный», потому что почти девяносто процентов пассажиров в черных морских шинелях – курсанты училища. Вновь получасовое ожидание в самолете – видимость ограничена. Сосед – пожилой энергетик, некстати похвалил погоду, так как два-три дня назад самолеты в Мурманск вообще не летали. Однако вновь, вскоре после вылета, яркое солнце светит в окошки самолета.

Долго летим вдоль берега Белого моря. Видимость хорошая. Внизу вода, широкая полоса ледового припоя, берег с островами леса. Однажды проплыли внизу матовые снежные вершины сопок без единого пятнышка. Острые волнистые линии горных перемычек, цирков, как будто не очень высоких и в тоже время сложных гор. С высоты 9 тысяч метров панорама красивая и впечатляющая – это Хибины. Все кругом залито солнцем. Сильно пересеченная местность, местами обрывы, лес и везде снег.

Весь полет занял 1,5 часа. Самолет приземлился среди невысоких сопок и подрулил к низенькому зданию аэропорта. Солнечно, 220 мороза, который хорошо бодрит. Кругом низкий редкий лес, много отдельных крупных камней.

Десятки машин и рейсовый автобус развозят пассажиров в Мурманск и ближайшие городки. До города более 70 км, т.е. 1,5 часа по хорошему шоссе, покрытому коркой снега и льда. Яркое солнце светит прямо в лицо и греет сквозь окна автобуса. Объезжаем залив, Мурманск на другом берегу. Пассажиры – все те же курсанты и с ними их командир по фамилии Баранов. Попутчик – молоденький лейтенант 1949 года рождения, родом из Севастополя, ему здесь все нравится. За спиной разыгрывается спектакль между водителем и контролером – полной женщиной в полушубке. Кого-то проверяет, кого-то штрафует, но все равно несколько человек платят водителю наличные.

Движение по шоссе небольшое, чаще идут грузовики со стройматериалами. Окраска их в основном зеленая, гражданских машин немного. Наконец, залив сужается настолько, что уже переезжаем его по мосту. Вода парит.

Вскоре начинается Мурманск. Здесь нет деревянных пригородов – сразу каменные дома, этим, пожалуй, Мурманск отличается от многих городов. Автобус подвозит к вокзалу. Наша гостиница «Арктика» в центре города. Эрудиция, чуть-чуть удачи, и я в отдельном номере – когда заполнял бланк, администраторша отгадывала кроссворд.

Пока впечатление, что город небольшой и уютный, так как все рядом – вокзал, почта, театр, кино, магазины. И даже семья свояков близко, которым я отвез посылочку-подарок. Хорошо, когда люди могут смело сказать «Мы здесь короли!».

Вечером собралась наша группа, еще не все приехали, но пока ребят мало – типичное для плановых туристских маршрутов явление. Тут я и познакомился с Аркадием – мои соседи в Минске сказали, что едет сюда их коллега по работе.

Из Североморска приехала Жанна за бабушкиными подарками и просто повидаться. Сколько же лет мы знаем друг друга (с 10 класса), кажется 17 - юность, зрелость. Во всем ее поведении видно, что здесь рядом с Толиком (ее муж) она почувствовала себя сильной и необходимой. Наговорились, наоткровенничались, а в 23 часа к подъезду подъехала машина за Жанной Николаевной – для меня даже непривычно.

 

1 марта

Сегодня день знакомства с Мурманском. Основан в 1916 году. Сейчас 320 тыс. человек, третий по величине город Заполярья во всем мире. Знакомство начинаем с краеведческого музея. Большое 4-х этажное здание, на 1-ом этаже картинная галерея, в одном из залов которой выставка импрессионистов Пикассо, Моне, Дега, а также Ренуара, Микеланджело Буонарроти и других. На 2-4 этажах история Кольского полуострова, культура, природа.

Гага – нет в мире материала легче и теплее пуха, который она выщипывает с себя и выкладывает гнездо, 18 грамм пуха в одном гнезде хватает на одно пальто джерси. Много разделов посвящено быту и труду рыбаков-поморов и народа саами. Рыбацкие снасти, инструменты, костюмы, меховые одежды саами. Жемчужный кокошник в любой семье передавался из поколения в поколение.

На Кольском полуострове 18 тысяч рек, 42% территории – болота. Целый каскад ГЭС, по добыче электроэнергии Мурманская область 2-я в мире после Норвегии.

Апатиты – целая эпопея, давшая толчок развитию области.

Красивые треугольные минералы фиолетового аметиста под стеклом. При нас здесь школьники проходят урок географии родного края и, несмотря на строжайший запрет учительницы, шум стоит приличный.

Во время войны отборные части альпийских стрелков ростом не менее 185 см, получив сухой паек на 3 суток, должны были взять Мурманск и отмечать это событие в ресторане «Арктика», над которым я сейчас пишу эти строки. Город так и не был отдан немцам, а вот домики, построенные военнопленными, сейчас еще стоят.

Затем автобус возил нас по городу до самого обеда. Экскурсовод с теплотой рассказывала о памятных местах, об улицах города, отстроенных заново после войны. Старых домов все меньше. Вот ломают старый домик, который был снят в качестве госпиталя для фильма «Случай с Полыниным». Новый микрорайон «Кварталы» с современными домами на склонах и вершинах сопок больше старого центра. На большинстве домов нет балконов – они здесь не нужны, сейчас начато строительство домов с лоджиями.

После обеда – экскурсия в рыбный порт, растянувший свои причалы на 3 км. Траулеры разгружают рыбу, есть бригады женские и мужские. РТ – траулер с командой 42 чел., СРТ – 25 чел. В цехах рыба сортируется, солится и укладывается в бочки 100 и 250 кг. Сильный запах соли, темно-серые кучи рыбы занимают большую площадь цеха.

Наш гид – диспетчер порта, работает здесь 28 лет, говорун, ему не мешает даже отсутствие большинства передних зубов. «Я, говорит, - местный Левитан, только он работает редко, а я 24 часа подряд». Николай Сидорович на память обрушивает на нас десятки чисел – данные о судах, уловах, планах выработки, нормы и т.п… Всего в порту работает около 60 тыс. человек.

Подгоняемые им, мы довольно быстро пробегаем причал, где стоят архангельские (АГ) и мурманские (МГ) траулеры РТ и СРТ – черные, с кусками льда на палубных надстройках. Затем засолочные цеха, экскурсия заканчивается на БМРТ «Феликс Кон». Огромная многоэтажная махина, так что приходится долго подниматься и опускаться по трапам в кают-компанию – столовую и киноконцертный зал моряков, капитанский мостик, оборудованный современными приборами. Два локатора позволяют просматривать зону на 50 миль вперед. Многоэтажные (кажется 4 этажа) глубокие трюмы пусты, готовятся под загрузку.

Моряки довольно приветливо и весело принимали нашу группу, где девчат намного больше. Корабль сделан в ГДР, в жилых и служебных помещениях очень аккуратно.

Расставаясь, гид попросил записать в путевку отзыв об экскурсии и тут же рассказал о штурмане, который пытаясь вынести 5 вяленых окуней, подаренных ему рыбаками, лишился 13-ой зарплаты в 400 руб. Здесь очень строгая охрана, случаи выноса и краж очень редки. Раньше за 1 кг рыбы давали 4 года тюрьмы.

Вечером зашел в Дом книги – эта вывеска видна издалека, так как дом находится высоко на сопке. Нашел хорошие книги о городе и Кольском полуострове. Причем в продаже не было, а в отделе «Книга почтой» есть – надо учесть! И даже стихи Рождественского, изданные в Мурманске.

Вечером гостил у семейства Демы, наших земляков. Пришли ребята – сын с другом, и прокатили на «Волге» по освещенному разноцветными огнями городу. В разных точках города стоят мощные светильники – «искусственные солнца», которые не выключаются во время долгой полярной ночи. С сопки, в районе высокой дорожной развязки, открывается великолепная разноцветная панорама города, порта, залива и многочисленных кораблей.

В Мурманском порту

В Мурманском порту

 

2 марта

В 10 часов выехали на Верхнее-Туломскую турбазу. В Мурманске облачная погода, небольшой мороз. Новый автобус везет нас по скользкой дороге довольно быстро. На 14-м километре крупный поселок Кола – древнейшее поселение русских поморов на Кольском полуострове (1264 г.). Об этом свидетельствует старинный крест под навесом на обочине дороги. Теперь это промышленный городок из многоэтажных новых домов, много заводских труб, железнодорожная станция.

Переезжаем мост через реку Кола, а затем и реку Тулома, шириной до 200 м. Берега Туломы высокие, автобус долго едет то вниз, то вверх. На небольших холмиках редкие деревья, много обломанных – сильные здесь ветра оставили свои разрушительные следы.

Проезжаем Нижнее-Туломскую ГЭС. Вдали за сопками поселок Мурмаши, все бросились с фотоаппаратами к окнам автобуса. Но…солнца нет и перед нами вода, лед с торосами, небольшие сопки с редколесьем – все предстало в однотонной бело-серой массе.

Но уже через два десятка километров солнце осветило теперь уже прямую, как стрела дорогу. Лес становится похожим на лес: по обеим сторонам дороги ели с редковатыми сучьями. Много снега, в этом убедились во время стоянки, когда баловались, толкая друг друга в кювет, играли в снежки.

Оставшиеся полдороги любовались залитым солнцем пейзажем настоящей морозной, снежной русской зимы. Небо становится голубым. С таким же радужным настроением приблизились к поселку с аккуратными домиками. Не видно привычных деревенских срубов, бань, сараев, как будто перед нами павильоны выставки.

Автобус сворачивает в сторону от поселка и через 800 м – турбаза Тулома. Деревянные ворота украшены елками и красными ленточками. Низенькое здание г-образной формы в плане кажется пустынным. Нас встречают два дежурных инструктора. Около десятка туристов во всем помещении, туркабинет с телевизором, большие шахматные столики, теннис. Стены здания из деревянных щитов, кажется, что от сильного ветра развалятся. Очень тепло.

Весь поселок Верхнее-Туломский, турбаза и ГЭС построены финнами с нашими специалистами в 1965 году.

Устроились в комнате на шестерых. Питаемся в столовой в центре поселка, до которого 1 км. Столовая, как и ряд домов, обшита досками, все они имеют невзрачный вид, но внутри очень аккуратные.

Из справки в туркабинете: Туристская база «Тулома» расположена на небольшой возвышенности в верховьях реки Туломы в стороне от поселка энергетиков Верхне-Туломской ГЭС, в 80 км на юго-запад от г. Мурманска.

В окрестностях базы протекают реки Лотта и Нота, которые впадают в Нотозерское водохранилище, а ранее вытекавшая из Нотозера река Тулома, перегорожена плотиной ГЭС.

С юга, сбегая с отрогов Сальных тундр (ГОР), вливается в реку Тулому река Печа, в месте их слияния грохочет водопад «Падун».

Первая проба лыж. Снаряжение все новое, ведь этот маршрут действует первый год. Выясняется, что почти треть группы еле держится на лыжах, остальные молодцы. Проверка состоялась на маленьком бугорке в километре от базы. Морозно, лыжи катят отлично.

После ужина по-домашнему устроились у телевизора, шел какой-то старый фильм («Последняя реликвия»). Почти до часу ночи беседовал с Юрой П. – инструктором турбазы. Москвич, настоящий романтик, работал во многих точках страны, причем на разных работах. Во всех комнатах тоже долго велись разговоры вполголоса – новые впечатления.

 

3 марта

В 8 часов зарядка на морозном шоссе. После завтрака выходим на лыжную прогулку. Погода обманула нас – серое небо, никто не взял фотоаппарат, а через час снова солнце и синее небо. Лыжня ведет через просеку и редколесье с кустиками мороженой брусники под снегом к берегу Туломы. Река и здесь широка, берега высокие. Трелевочный трактор вздыбился на берегу и сбросил очередной пакет бревен в воду. Вдоль берега подошли к каналу Верхне-Туломской ГЭС. Вода чистая настолько, что видны камни на дне. Откосы канала и дамбы нависают над темной водой. Воды Туломы проходят через туннель, в глубине которого ГЭС. Вход и выход из туннеля выполнены из бетона. Сам туннель прорублен в скалах, многие камни которых сейчас покрыты голубоватым льдом. В одном месте дамбы прорвались грунтовые воды и мощные наплывы голубого льда преграждают нам путь. Осторожно проходим, сняв лыжи, и, наконец, мы на горке. Откос дамбы очень ровный, катиться даже с большой высоты нетрудно.

После обеда мертвый час, с интересными откровениями молодых ребят о личной жизни: о невестах, которые почему-то не стали женами. Причем оба рассказчика жалели о потерянном. Третий молчал и соглашался.

У нас неожиданный праздник – 2 именинницы. Отметили сообща, с оригинальными веселыми подарками. Первые танцы. Спиртное развязывает языки – до двенадцати в коридоре продолжались рассказы, шутки и анекдоты. Девчата молодцы, осваиваются все больше, особенно, когда прибыл целый взвод курсантов мореходки – на выходные дни.

До поздней ночи по коридорам бродили редкие туристы. В комнатке у инструктора Миши чаепитие при свече. Поочередно, уже после полуночи, ходили в…баню. Оказалось в подвале есть просторное помещение, даже с парной. Стены обшиты досками, полки, печка с камнями.

 

4 марта

Спал, как убитый. Несмотря на то, что легли поздно, вновь проснулись с Аркадием раньше 8 часов и ждали начало зарядки. Сегодня небо чистое с утра, морозно. Во время зарядки багровый шар солнца довольно быстро поднялся из-за горизонта. Даже на завтрак взяли фотоаппараты – заснять большого белого пса с крупными лапами. Его мы приметили с утра, хотя вообще-то в поселке много собак. И наш «артист» не заставил себя ждать, пленки извели на него достаточно.

Часов в одиннадцать отправились на вчерашнюю горку. Лыжи скользят хуже, чем вчера. Фотографировали туннель ГЭС. В сторожевом домике огромный сибирский кот сидит в центре спасательного круга с РТ «Кострома». Вновь прибежал белый пес. Учитывая, что стоит изумительная погода, на все это требуется много пленки.

Катаемся и загораем. Сегодня на базе народа много – моряки и сотрудники ПИНРО (Полярный НИИ морского рыбного хозяйства и океанографии) из Мурманска отдыхают на турбазе в выходные дни. Пожалуй, главные события этого дня развернулись во второй половине дня.

После сытного обеда и хорошей прогулки полагается поспать. Но когда шесть человек в комнате, не спится, мучились бездельем, кто лежал, кто сидел на койках. В разговоре Леня Бохан, геолог из Минска, заметил, что даже экскурсий здесь нет, хотя в рекламном проспекте они предлагались в достаточном количестве, и северного сияния нет, поэтому не чувствуется, что мы в Заполярье. И … родилась идея организовать отличный розыгрыш для наших девчат – сделать экскурсию к символическому Полярному кругу …в районе турбазы.

Еще не сделав дела, мы уже надрывались от смеха. Инструктора с восторгом поддержали идею. И вот на фанерке от посылочного ящика нарисовано: «СССР. Полярный круг». А в коридоре вывесили объявление: «Сегодня, 4 марта состоится экскурсия к Полярному кругу (в границах 1939 года). Начало в 17.30, цена 20 коп. (деньги сдать старостам). Ожидается Северное сияние». Фанерка с надписью еще была в комнате, а большая часть группы начала собираться.

А мы еще не знали, где наш «Полярный круг»! Бросили жребий (я, Аркадий и Леня), конечно, достался мне. Через форточку вытащил щиток и топорик и, обогнув дом с черного хода, вышел по лыжне в поле. Недалеко, вдоль кромки леса идет ровная гряда собранных с поля камней, высотой до метра, замшелая, припорошенная снегом – чем не старая граница! Бреду, проваливаясь по колено в снегу, до сосны, приблизительно в створе каменной гряды. И рядом старый квартальный столб – место подходящее! Гвоздями приколачиваю щиток, немного утаптываю снег, пытаюсь качнуть дерево, чтобы чуть припорошило. Все в порядке, есть Полярный круг!

А в фойе турбазы оживленно готовятся к выходу на экскурсию. Мы не смеялись, мы сидели ошеломленные на диване рядом с доской объявлений – все приняли за чистую монету! Моряки, москвичи, девушка – инженер из Херсона: «Это интересно, надо сходить», «Ты скажи, не знал, что раньше Полярный круг был здесь». «Почему ожидается (о сиянии), неужели не могут точно сказать» - две лыжницы, только вернувшиеся с прогулки. (Позже мы узнали, что настоящий Полярный круг проходит приблизительно в 550 км южнее, в Карелии южнее г.Кандалакша есть ж/д станция Полярный круг).

И вот уже наши девчата сдают мне по 20 копеек! Мы хотели, чтобы инструктора (они видели из окон, куда я добирался со щитком и умирали со смеху) в качестве гидов дали историческую справку туристам. Но они только провели нас через центральный вход. Мы, «авторы» - Леня, Аркадий, я и Володя увешаны фотоаппаратами, и все, у кого они есть, тоже с аппаратурой.

Иду впереди, хотя не очень далеко, но трудно – все проваливаются в снег – «Куда ведешь?». Но вот и «Полярный круг». Все фотографируются, группами, по двое, по трое, особенно девчата рвутся в кадр. А у авторов в глазах зайчики, кусаем губы, чтобы удержаться от смеха.

Не сразу, но все же выдали секрет нашим девчатам. Насмеялись вволю. После ужина в торжественной обстановке все члены нашей группы получили от старосты (т.е. от меня) поздравление за переход Полярного круга и вымпел турбазы Тулома с надписью «За покорение Полярного круга», а также конфеты (на вырученные за экскурсию деньги) и … по грамм 30 вина, оставшегося от вчерашнего праздника. В честь «выдающегося открытия», сделанного нашим товарищем, коллектив группы решил обратиться к администрации именовать впредь Полярный круг в районе турбазы «Полярный круг имени тов. Бохана». В общем, вечер получился веселый, запоминающийся.

В первом часу ночи инструктора подняли туристов смотреть северное сияние. Выбежали намного быстрее, чем на зарядку. Северная часть неба до горизонта закрыта черным бархатным занавесом, из-за которого видна светящаяся корона. Ширина короны различная: то широкий в треть, четверть светлый контур, то узкий пучок выделяется выше других пучков. В течение получаса сила свечения и ширина отдельных участков постоянно менялась. Однажды один из пучков стал светиться больше до слабой голубизны, но ненадолго. В этот раз мы так и не увидели иных красок.

Полярный круг

Вот он наш Полярный Круг, авторы: Леня, Аркадий, я, Володя, Дима

Турбаза Тулома и поселок Верхне-Туломский

Турбаза Тулома и поселок Верхне-Туломский на фоне Карельского пейзажа

Тренировка перед лыжным походом

Тренировка на лыжах перед походом

На тренировках перед походом

 

5 марта

Проспали зарядку. Вместе с редкими любителями сделал пробежку по шоссе. Погода мягче. Солнце уже взошло, но на багровый шар еще можно смотреть. После завтрака беседа с директором турбазы. Почетный мастер спорта, участник первого Праздника Севера в 1934 году. Всю войну мурманчане отзывали спортсменов и каждый год проводили этот праздник.

Затем неожиданное мероприятие – приехали операторы с центральной студии телевидения для съемки турбазы и прелестей нового всесоюзного маршрута, впервые открытого в этом зимнем сезоне (наш заезд еще только пятый). Нашу группу попросили принять участие в съемках. Наспех собрали в рюкзаки спальные мешки и …подушки. Откровенно говоря, группа у нас действительно не слабая, можем идти быстро. Для пробы съехал с самого большого спуска к туннелю ГЭС. Там уже несколько человек, сбросивших рюкзаки, и директор турбазы. Сказал нам с улыбкой: «Ну, вашей группе спуски не страшны». А в этот момент 3-4 человек еще выбирались из глубокого снега после падения, лежа в различных позах.

Быстро добрались до впадения реки Печа в Тулому. Маленькая речка замерзла, на льду несколько рыбаков. У берегов торосы, трещины, но лед толстый. Панорама слияния двух рек очень эффектная – широкая незамерзшая Тулома с высокими заросшими редким лесом и многочисленными камнями берегами, ледяной панцырь Печи выдается в Тулому широкой вогнутой дугой. В этом районе мы и позировали операторам: шли по льду, по берегу с редким кустарником, на подъем. Снимали крупным планом почти каждого и издалека группу. Очень понравилась оператору борода Аркадия, снимали его трижды. После этого подошли к водопаду Падун. Высота его около 4-х метров. Вода вырывается из-под толстого слоя льда с большой скоростью, так что образовалась промоина длиной 5-7 метров. Далее буруны воды почти бесшумно исчезают снова подо льдом. Кругом нагромождены камни, с них удобно фотографировать, позирует вся группа.

Обратный путь на базу был тяжким орешком – километра 4 вверх. Шли в хорошем темпе и здорово устали. Хочется и кушать, и, особенно, пить. А на шоссе в поселке парень и девушка пьют из литровой банки молоко, да еще с батоном! Видимо я смотрел на них очень выразительно – предложили молочка, немного отпил – хорошее, холодненькое.

Последний километр уже шел с напряжением. Потом делились впечатлениями – вымотались многие, взмокли от пота, несмотря на морозец.

Вечером долго занимались получением и распределением продуктов. Ребята и молодые девчата дружно помогали.

Поздно вечером с Аркадием парились в бане с чуть теплой водой. Сидеть в теплой парной с запахом березовых веников – сплошное удовольствие. Особенно, если учесть, что Аркадий отличный рассказчик. Оказалось, у нас с ним очень одинаковые взгляды на один существенный вопрос, чуть не до деталей.

 

6 марта

Сегодня с утра чувствуем себя немного именинниками – уходим в поход. Ребята, конечно, позволяют себе не идти на зарядку, а девчата режим соблюдают. Туристы из группы москвичей, которые уйдут в поход через два дня после нас, с любопытством поглядывают на наши рюкзаки, их интересует в основном вес. Девчонки из Москвы, как на подбор, тоненькие, с ужасом поднимают рюкзаки …ребят. Самый большой груз оказался у меня – около 25 кг, т.е. для пешеходника семечки.

11.00 – выход с базы, нас ожидал небольшой сюрприз. После короткого напутствия директора, группа москвичей нестройными голосами исполнила посвященные нам куплеты и вручили плакат с надписью «Минск – Северный полюс». Белорусы ответили традиционным «Бывайце здаровы …». Во время исполнения куплетов москвичами Аркадий, передавая соседу текст ответного приветствия, неожиданно растянулся во весь рост.

Инструктор – Гена Литомин из Мурманска, подал команду, и мы покидаем территорию базы. Скольжение отличное, лыжня идет чуть вниз, рюкзаки еще не очень тянут плечи. Солнечно и такое же настроение - торжественно и радостно. Нас провожают остающиеся на базе туристы из нашей группы - несколько человек «нелыжных» и Гриша, спринтер из Пинска, увлеченный легкой атлетикой парень, для которого радость выйти на беговую дорожку. Он с фотоаппаратом, щелкает группу со всех сторон. Вот он убегает вперед метров на 100, залазит на дерево, а группа в этот момент останавливается проверить подгонку снаряжения. Бедный парень минут 10-15 сидел и мерз.

Начался подъем и за первый час хода уже пот льет со лба, так что приходится снимать солнечные очки и протирать их. Хорошо, что лыжня идет по просеке и солнце не сильно светит из-за деревьев. Первый спуск и почти вся группа с инструктором лежит в снегу. Осторожно плугом спускаюсь удачно. Второй час пути прошел спокойнее. Трасса почти ровная, подъемы и спуски небольшие, но тяжелые рюкзаки дают себя знать и уже нет ни одного, кто бы не упал. Снег рыхлый, чуть оступился с лыжни и …лежишь, без помощи товарища подняться трудно.

Кругом редкий лес, то невысокие сосны, то кривые березы. На открытых местах ветрено, но сейчас не сильно. Много валежника, поваленных деревьев, остатки старых причудливо изогнутых берез. По глубокому снегу по обеим сторонам от лыжни носится пес, увязавшийся с нами с турбазы.

Третий час пути идет по ровной прямой лыжне. Далеко впереди белеет шапка горы Кенирим, но это цель второго дня пути. А пока начинает сказываться усталость, и дважды падаю на ровном месте. Группу догонять все труднее. Но вот последние сотни метров и мы у реки Вийм. Первый приют на маршруте здесь. Сама речка невелика, возможно, лишь весной низкий левый берег немного затапливается. Сейчас она скована льдом. Пробита прорубь, затянутая тонкой корочкой льда, рядом кружка и кол.

Место, вероятно, удобное для стоянок и поэтому обжитое. Два брезентовых домика недалеко друг от друга, тут же рядом полусгнившие остатки срубов двух домиков – возможно, здесь была большая охотничья стоянка. Наш приют в большом брезентовом домике с высокой железной трубой Площадь около 22 м2, нары в два этажа, у входа буржуйка. Пока все устраиваются, успеваю разжечь снаружи костер для обеда. Внутри домика инструктор также быстро разжег печку, и там стало очень жарко, особенно наверху. Поэтому все с удовольствием покинули полутемный (две летучих лампы) жаркий домик и обедали, а затем и работали на воздухе. Обед приготовили быстро – сухие дрова горят хорошо. Была лишь одна смешная деталь: Оля и Володя принесли с речки воду, поставили ведра на доску, облегченно выпрямились и … все 4 ведра опрокинулись к их ногам. Пошел с ними снова за водой. Вроде и недалеко идти с полными ведрами наверх, однако очень неудобно по глубокой узкой тропе – идешь вполоборота, ведра расплескиваются, ноги мокрые.

После обеда полным ходом шли лесозаготовки – отпилили добрую часть сруба и по глубокому снегу перетащили к домику. Пилили и кололи добрые 3 часа – ведь надо себе и группе москвичей, идущей следом – закон товарищества. Удивляют молодые девчата – откуда у них столько сил. Всем симпатична Людочка из Полоцка, будущая швея – человек прямо светится улыбкой и очень старательно помогает.

Стемнело, долго сидим с Олей у костра, не хочется идти в палатку, там инструктор так натопил, что дышать нечем и на нижних нарах - труба раскраснелась чуть ли не доверху. Но, конечно, в данной ситуации тепло предпочтительнее, поэтому устраиваюсь на нарах. Полумрак, хорошо, что у меня есть фонарь. Шутки, анекдоты, не слишком интересные. Вдруг резкий удушливый запах заставляет всех мучительно кашлять. Выскакивали на воздух, ругали куривших сигары инструкторов, а утром оказалось, что сигары это маскировка - горел черный молотый перец, насыпанный ими на раскаленную плиту – традиционная инструкторская «шутка».

Всю ночь дежурные по очереди сидели у буржуйки, поддерживая огонь. И эти строки писались в это время. У ног чуть светит лампа, так, что блокнот еле освещен. С одного бока раскаленная печь, с другого тянет от полога палатки холодный воздух. Ночью тихо и ничто не мешает отдаться дневнику. К концу моего дежурства печка почти погасла, пришлось вновь раздувать огонь. Дело в том, что было очень жарко и ребята попросили не очень «кочегарить». Меня сменил инструктор Миша, который…вскоре уснул. Хорошо, что ждавшая своей очереди Ольга встала и приняла эту вахту. Часов у нее не было, поэтому отсидела почти две нормы. Так же старательно дежурила и наша самая работящая тихоня Валюша. Обе говорили, что видели на улице полярное сияние. Позже выяснилось, что это было зарево над поселком Падун.

Доклад инструктора о готовности к лыжному походу

Инструктор докладывает о готовности к походу

Лыжная группа в начале похода

Снимок Гриши в начале похода

Приют на реке Вийм

Приют на реке Вийм

Запас дров у приюта

«Запас» дров около него

 

7 марта

С утра очень холодно, где-то 20-25 мороза. После завтрака долго возились с отмыванием ведер – все мгновенно замерзает. Аркадий написал очень теплое поздравление москвичкам, которые будут 8 марта в этом приюте. Текст его приблизительно начинался так:

«Далекие и поэтому еще более милые москвичанки, далекие и, слава богу, москвичи – с праздником Вас, родимые! Легких Вам рюкзаков и хорошую лыжню. Из дневника нашей группы - день первый: человекопадений - 120,5, разбитое колено - 1, ночь первая – человекопадений не отмечено. Наклевывается молодежная свадьба – 1.

P.S. Персональный привет девушке в коричневых брюках с персональными лыжами. Кусаем локти из-за того, что не успели сойтись поближе».

Сегодня наш путь лежит к горе Вийм. Настолько холодно, что уже через полчаса хода у Люды стали мерзнуть ноги. Когда ее быстрый бег впереди группы не дал результатов, пришлось остановиться и растирать уже начавшие терять чувствительность кончики пальцев ног. Хорошо, что во-время спохватились.

Перепад высот на 17 км пути составил считанные метры, поэтому сегодня обошлось без падений. Яркий солнечный день, снег искрится. Кругом все тоже редколесье. Преобладают сосны, причем причудливо изогнутые. То слева, то справа от лыжни прыгает пес, так и продолжающий путешествие с нами. Уже после первого часа идти тяжело, сказывается усталость вчерашнего дня и тяжесть рюкзаков, ведь разгрузили продукты только у девчат. Первый привал, по времени, пропустили, но второго ждал с нетерпением. Также тяжело идут инструктор и Аркадий – у них тоже рюкзаки потяжелее.

Восемнадцатый километр – знаменитая высоковольтка. Подъем длиной около 900 м. Перед ним отдых. Чуть разгружаем Аркадия – завхоза надо беречь, а парни из Пинска – спортсмены в хорошей форме, напевают сзади, у них еще и рюкзаки были чуть полегче. Вообще, Дима Савило и Володя Нестеров – парни хорошие, делают старательно все, что надо.

Подъем брали тяжело, но все были довольны, когда в конце его у кромки леса облегченно сбросили рюкзаки. Это был тот случай, когда идешь головой: ноги и руки сковывает тяжесть, усталость и хочется сесть и никуда дальше не идти. И только думаешь про себя: надо не останавливаться, пусть медленно, но шаг за шагом вперед. Это «удовольствие» длилось минут 25, поэтому радость победы над собой и подъемом приятна и памятна.

Приют номер два совсем иной. Щитовой просторный новый дом, настолько просторный, что топить здесь буржуйку – это только способ поддержать температуру в пределах 10-120 тепла, да и то вряд ли, все одеваются потеплее. Нет воды – топим снег, нет рядом сруба, который можно разобрать – почти по пояс в снегу валим сухие сосны, старые березы. В снегу же и приходится распиливать стволы на две-три части, чтобы как-то вытянуть на тропку. Снег сыпучий, упереться нельзя, полулежа толкаем бревна впереди себя. А уже у домика кипит дальнейшая разделка дров.

Сегодня ужинаем за просторными столами в доме. В меню уха из пачек мороженой рыбы, взятой с собой. Дежурные повара забросили пачки целиком, засыпали специи, а когда рыба оттаяла и куски разделились, оказалось, что между ними были еще пакетики со специями. Пришлось их вылавливать. Уха получилась все же неплохая… для данных условий, конечно. Каша пшенная с тушенкой и кисель - кисленький, приятный пошли хорошо.

После обеда завершили рубку дров. Почаевничали – завхоз уже экономит сахар, старая история – пьют все много, сахара ни по каким нормам не хватает. После 8 все устраиваются спать, усталость дает себя знать.

Слабо горит керосиновая лампа. Опять дежурство у печки, мне это удобно – когда рядом ребята и устал, не до дневника. Поэтому ночью сижу в тишине и пишу. Сейчас 3-ий час ночи, все спят. Сырая береза горит слабо, надо быть начеку. Холодновато, ноги до колен чувствуют холод. Вообще-то мое дежурство кончилось, но спать не хочется, да и пишется хорошо. Сегодня уже 8 марта. С праздником, дорогие женщины, и мама, и сестра, и все мои знакомые и просто друзья. А теперь пойду будить Леню, попробуем подготовить с ним поздравление нашим девчатам, не забывая о печке. Холодно.

Вид на гору Кенирим

Вид на гору Кенирим

Маршрут проходит то по взгорью, то по речной долине

То по взгорью, то по долине проходит маршрут лыжной группы

То по взгорью, то в речной долине

 

8 марта

Спал крепко, свежий воздух из щелей заставлял сворачиваться клубком и теснее прижаться к соседу. А так как я спал с краю, то потеснил остальных чуть не на полметра.

Утром зачитал и вручил каждой девушке поздравительные открытки с маками, напоминающими о летней поре. Молодец Аркадий, он писал тексты поздравлений, получилось очень хорошо.

Сегодня дежурят мужчины: Аркадий и Дима. Дрова начали заготавливать остальные ребята, но их надо столько, что одним нам не справиться и дело кончилось всеобщим воскресником – сегодня дневка.

Часа два походили на лыжах, знакомились с окрестностями. В морозном небе ни облачка. На вершине горы Вийм снег плотный - фирн, можно быстро спускаться виражами. А в лесу и на просеках верхний слой как бы шелушится - кристаллы в виде лепестков. Возле елок сугробы снега, куда ни посмотри, везде можно фотографировать причуды зимы. Снег глубокий - скорость невысока, спокойно спускаемся между елок к нашему домику, несмотря на большой уклон. Здесь и упасть не страшно – снег глубокий, сыпучий. С горы была видна панорама горы Кенирим – завтра мы будем там. Вийм и Кенирим образуют небольшой горный массив, к югу от которого простирается большая низина. Там среди леса белеют большие пятна полян. Летом это непроходимые болотистые места, поэтому маршрут действует только зимой. Заброску леса для стройки дома, где мы сейчас остановились, производили вертолетами.

Лесозаготовки закончились часам к трем дня. Володя залез на толстую ель, ветви которой распростерлись в южную сторону метров на 5, как у большого баобаба. Сухая древесина очень твердая, но ветки рубились и ломались хорошо. Остались от ели только ствол и обрубки сучьев.

Праздничный обед украшали бутылка шампанского и банка апельсинового сока, которую я довез из Минска. Аркадий приготовил мороженое. Обед прошел почти в теплой дружеской обстановке. Почти, потому что инструктор отругал Ольгу и Валю за самовольную прогулку далеко от приюта.

До 18 часов крепко поспал. Пришли Аркадий и Гена, восхищенные картиной заката над горой чуть ли не всех цветов радуги. Даже спустя час на горизонте снежные шапки были в нежно-малиновых и розовых тонах.

Вечер прошел в разговорах у печурки. Валюша оттаяла, поет песни, читает стихи Осадова, Ольга – белорусские. С удовольствием вспоминаем «Новую землю» Коласа. Да, здесь строчки: «Мой родны кут, як ты мне мiлы…» звучат особенно (вся наша группа ведь из Белоруссии). За окном чуть выше двух елей ярко горит Венера на синем небе, ниже светло-синие и голубые тона.

Сегодня дежурю у печки до 24 часов. Многие еще не спят, отдохнули за 1,5 дня. На улице темное звездное небо. Морозно, но в домике тепло. Сегодня дрова еловые сухие, хорошо горят в печке.

 

9 марта

Так вот где таилась погибель моя! – это сегодняшний переход с горы Вийм на Кенирим.

Поднялись ровно в 8 и в 9.30 были готовы выйти. Наша группа, кстати, пока самая быстрая и дисциплинированная, все переходы делает за наименьшее время по сравнению с другими группами. Так и сегодня. В 12.30 уже сбросили лыжи около очередного приюта, как оказалось, наиболее уютного. Но за эти 3 часа я падал столько раз, сколько не было за все предыдущие дни вместе. Со второго приюта поднялись на вершину Вийм и начали спуск в сторону Кенирим. Наверху плотный фирновый снег, плотные наметы, в общем, настоящий наждак. Эти несколько сотен метров до линии леса вывели меня из равновесия, и, вероятно, не только меня. Управлять лыжами без окантовки требуется большое усилие ног. А они, как раз, закрепощены, спуск до леса дается с трудом. А ниже дело пошло хуже – многие падают, чуть ли не на каждом повороте. Предательская слабость в руках и ногах, каждое препятствие, бугорок, поворот жду падения. Валю и Лиду еще в начале спуска научил спускаться на палках верхом и они спокойно это делают. У меня же ни черта не получалось. Лишь последние сотни метров заставил себя устоять и скатился к группе ожидавших уже внизу. И, все равно, наша группа прошла этот сложный участок быстрее 4 предыдущих групп из 5 (в первой были спортсмены из Ленинграда).

Подъем к вершине Кенирим нетрудный, проходил по лесной просеке. Солнце, а оно сегодня, как и все дни, яркое, за деревьями не мешает и не слепит (не нужны очки, с ними неудобно – запотевают). Вышли из зоны леса. Купол вершины Кенирим рядом, неужели сегодня такой короткий переход. Оказалось, что гора вытянута на несколько километров с запада на восток. И вот, начав с западного склона, нам надо было добраться к восточному. Купол Кенирим яйцевидной формы, тоже вытянут в этом направлении. Проходим рядом с ним, высота над остальным плато метров 100-150. Подъем с востока пологий. Обогнули купол и вдалеке увидели триангуляционный знак, где-то там за ним недалеко очередной приют.

Снова вниз, небольшой длинный спуск. И лишь двое, увы, и я, упали – фирн, бугорки твердого снега, еще тяжелый рюкзак и пропавшая уверенность. Метров за 300 от триангулятора сооружен какой-то тур – маленький столб с камнями. Быстро фотографируемся и там, и у триангулятора. С горы видна панорама Кольских лесов, далеко на юге крупнейшее здесь Верхнее-Туломское водохранилище. А мы в тундре на вершине горы!

У триангуляционного знака на горе Кенирим

У триангуляционного знака на вершине Кенирим

 

Последний спуск, собрался и ни разу не упал, хотя многие без этого не обошлись. Вот и очередной приют. В холодном домике сначала перекусили, кстати, мясной паштет очень вкусный, а затем – заготовка дров до 3-х часов.

Пообедали. Гена и Аркадий ушли налегке назад ко 2-му приюту проверить, как дела у москвичей. Немного поспали, уже в тепле, но дрова кончаются и снова 2,5 часа лесозаготовки, здесь пока еще близко сухие ели и старые березы. Надо сказать, с нашими ребятами и работать и идти хорошо – очень дружные все.

Ровно в 20 ужин готов, к этому времени лесозаготовки закончили и ввалились страшно голодные Аркадий и Гена. Их даже не покормили в гостях! Ребята рассказали столько нелепого в поведении группы москвичей за их получасовое пребывание там, что приходится удивляться и еще раз быть довольным за нашу сильную и дружную группу. Это настроение передалось всем и впервые так долго пели, разговаривали и у печки и на нарах. В конце этого хорошего дня приятный сюрприз. Я вышел на улицу – на севере яркое голубое свечение по всей ширине горизонта. Выскочили все и именно в эти 15-20 мин наблюдали самую яркую за все время похода картину северного сияния, какую нам еще не приходилось и, может, не придется увидеть. Свечение внизу сильное голубое, чуть выше в центре темный занавес, а еще выше снова голубизна столбами света различной высоты. Холодно, 23-240, днем было тоже не менее 200, но за работой мы не замечали мороза.

Сейчас 6 утра, мое очередное дежурство подошло к концу. Внизу прохладно, а наверху на нарах жарко. Этот приют намного более теплый, чем предыдущий.

 

10 марта

Вчера инструктор предложил мне и Аркадию принять участие в экспедиции по прокладке нового маршрута Тулома-Мурманск. Интересно, но, во-первых, отпуска не хватает и, во-вторых, по силам ли? У костра снова дежурит Леня – у него потянута рука, дрова заготавливать ему нельзя, так он уже третий день дежурит, «чтобы не быть нахлебником». Впрочем, травмы не у него одного. Сегодня утром перебинтовал кисть Вале и тоже исключил из лесозаготовительной бригады. У Володи, Димы и Аркадия, да и у меня свои неприятности, но нам нельзя расслабляться. После завтрака небольшой отдых и за дрова. В этом деле у нас выработались свои обязанности, так сказать, разделение труда по операциям. Ребята валят толстые суковатые, часто трухлявые ели, иногда стоя на лыжах, иногда утопая в снегу (нарушение техники безопасности, правда, деревья небольшие, ветра нет и поэтому риска нет никакого). Затем разделывают ствол на 2-3 части, очистив предварительно от сучьев, и отвозят эти куски к домику или к началу тропы, где ждут девчата с санками. Ну, а затем все вместе пилим, ребята колют, в результате в нашем тонкостенном доме тепло и уютно. Моя роль, как старосты, здесь еще в организации. Все выполняют дружно, безоговорочно, старательно.

Заготовка дров - неотъемлемая часть лыжного похода

Зимний поход требует навыков лесозаготовки

 

Перед обедом небольшой сюрприз – прибежали на своих тоненьких беговых лыжах две девушки из группы москвичей. Это спортсменки, как-будто из молодежной сборной страны, готовящиеся к олимпиаде 1976 года в Денвере. Скромные, с трудом узнали только их имена – Вера и Таня. Привезли приветы и несколько яблок. Замерзли – сегодня ветреная погода, морозно, наверху Кенирима особенно трудно идти (мы поэтому сегодня не катаемся). Сидят у печки, в легких курточках, чувствуется, не сразу отходят, неразговорчивы. Садимся обедать, те собираются уходить – «Нам пора». Вчера Аркадий и Гена прочувствовали на себе такое «гостеприимство», поэтому девушек заставили сесть за стол, обсушили (а куртки были мокрые насквозь!). Вот тогда-то в тепле за обедом и оттаяли наши гостьи. Проводили их дружно, мы были довольны и они.

А ветер усилился, мороз больше 25-26 С, это точно. В теплом домике с утра до позднего вечера весело. Сегодня в ударе Леня. Геолог по профессии, он много объездил, долго работал на Дальнем Востоке и в Средней Азии. Веселый по нраву, умеет интересно рассказывать с шуточками и прибауточками (рассказывал о поисках жень-шеня, заготовках хлопка, о глухих таджикских кишлаках, о поездке в Ашхабад и проч.). Кроме того, он у нас то «зять», то «жених», так что весело.

У печки разговорились с Аркадием, у нас с ним оказалось много общих знакомых.

С 5 до 7 вечера пилили и кололи дрова. Ветер и мороз такие, что того и гляди, не отморозил бы кто лицо. А вообще-то, за работой и на маршруте мы пока не пострадали от сильных морозов, хотя меньше 200 почти не было.

Когда приблизилось время заката и солнце вот-вот было готово уйти за горизонт, схватил фотоаппарат и поднялся наверх по склону выше границы леса. На востоке видна какая-то вершина, снег на ней и все небо розоватого оттенка. С открытой площадки хорошо видны на севере большое озеро Шовна, на юго-западе Верхнее-Туломское водохранилище. Пока меняются краски заката, делаю несколько снимков. Ветер и мороз здесь особенно сильны, аппарат приходится прятать на груди под курткой. Меховые рукавицы, когда их снимаешь для съемки, дубеют. Картина заката такая же, как и все предыдущие дни – целый спектр красок различных малиновых и розовых оттенков.

Ужин прошел в веселой обстановке – подбиваем итоги, продуктов остается все меньше. Сегодня пробовали жарить мороженую рыбу в масле – вкусно, только мало. Аппетиты разгулялись, ведь чем больше съешь, тем легче нести завтра. Финиш ведь послезавтра.

Сегодня дежурю с 2-х до 3-х. На нарах настоящий Ташкент, а у печки ближе к двери нормально, несмотря на то, что в дверях щели и слышно, как бесится ветер за стенкой. Вышел из домика – небо звездное, на кострище еще тлеют угли. Увы, сияния не видно. Но вот Ольга спустилась с нар, я с дневником прихватил немного время ее дежурства.

 

11 марта

В восьмом часу утра просыпаемся от хлопанья двери и веселого говорка Лени – дежурные готовят завтрак и бегают от костра в дом. Поднимаются все с ленцой – спешить некуда, сегодня короткий переход, а торопиться из светлого домика в темную тесную палатку на реке Вийм, где была первая ночевка, не особо хочется.

Умываюсь доброй порцией свежего морозного воздуха (путем открывания двери) и сажусь за стол. Манная каша ужасно густая и невкусная (чуть позже выяснилось – вместо соли девчата сыпанули соду!). Завхоз распределил оставшиеся продукты – ребятам по две банки – это всего-то! Дежурные прибежали от костра – «Эрик, иди, сфотографируй, красивый вид…», приятно отметить, раньше фотографировали только сами.

Московские лыжницы в гостях

Московские лыжницы в гостях

 

Традиционная записка идущей вслед группе москвичей:

«Группа 7 группе 8. Каханенькiя, родненькiя! Ну, як Вы маеце быць? Цi зразумелi Вы сёння, чаму гэта – чым больш газу, тым меней ям? Як адчуваюць сабе вашы пятыя кропкi? Ну, нiчога, не турбуйцеся, усе загаiцца, усе будзе добра. У адзнаку глыбокага спачування Вам пакiдаем такi сее-тое на абжыце: дровы, воду, карты, перац i г.д.

З дзеннiка группы

1 Нашы дэлегаты наведалi группу масквiчоу. Мэта наведання – сiгарэты i гаспадыня карычнявых брук. Звярнулiся амаль зваръяцелыя ад голаду, бо у нашых сяброу-масквiчоу не хапiла мiсак. Так i паехалi дадому. На пытаннi аб карычнявых бруках чаму-та нiчога не адказваюць.

2 Нас наведалi масквiчкi Тоня i Вера. Дзе-ж былi нашы вочы, такiя прыемныя дзяучынкi, вельмi нам спадабалiся. Калi-б не баялiся быць нявернымi, так i забылiся бы пра карычнявыя брукi. Прывiтанне Вам дзяучынкi, поспехау на лыжнi.

3 З адным вяселлем усе вырашана. Мы усе будзем ганаровымi гасцямi. Есць прыкметы яшчэ на адно вяселле.

Р.S. Тоня и Вера! Про штуки-штуки расскажем Вам при встрече, на которую надеемся».

 

А ветер уже дважды распахивал двери, и выходить действительно не хочется. Но надо, и натянув поплотнее капюшоны штормовок, трогаемся в путь. Первый участок пути - спуск в долину, Опыт, хоть и плачевный для некоторых, и для меня, помог - падали мало. Одно лишь падение доставило удовольствие, и упоминание о нем веселило весь день: Лена приземлилась под маленькой елочкой в ямке, вокруг которой намело снег. Проезжающий следом Аркадий видит картину: из-под елки торчит белая шапочка, хозяйка ее разглядывает в зеркальце лицо, ища царапины от ветвей. Лыжи и рюкзак в снегу. Несколько минут вытягивали и ее и снаряжение, предварительно позвав меня для фотографирования.

Завершался спуск по просеке с небольшим уклоном, и вся группа на хорошей скорости и с хорошим настроением выкатила на равнину. Рюкзаки легкие, идти легко, правда, ветер то встречный, то боковой не помощник, но идем быстро. На склоне был высокий лес, ветер не замечали, здесь же из-под лыж рвется поземка. Открытых мест много, лес редкий и низкий, по пути два озера, вероятно, летом эти места трудно проходимы. Лыжня здесь идет в местах, где ветер больше сдувает снег, но идти хорошо, когда нет ветра, а не сейчас. Сверху снежного покрова образовалась корка, палками мы ее разбиваем, и льдинки, подхватываемые ветром, звенят, попадают на лыжню и тормозят лыжи. Впрочем, мы не торопимся: переход к первому приюту на реке Вийм небольшой, 12 км., поэтому чаще останавливаемся пофотографировать, тем более, что хорошо видна панорама гор Вийм и Кенирим. Позировали кинооператору, также послушно позировали всем нашим фотолюбителям – у нас на 12 человек 8 фотоаппаратов.

Так прошли километров 8-9. Постепенно характер местности стал меняться. Справа и слева пересеченная местность, лес становится смешанный, много камней. Это уже район реки Вийм. Небольшой отрезок пути идем по лесной дороге, проложенной вездеходом. Солнечно, снег слепит глаза, тем более, что идем в южном направлении. Приятно видеть, как идет ровная сильная команда, особенно когда солнце сбоку: одинаковые интервалы без разрывов, 12 четких теней, ровно работающих палками. Сам испытываю удовлетворение от такого красивого хода.

Лыжная группа на маршруте

Группа на маршруте в свете солнца

 

Достигли перекрестка на реке Вийм, здесь мы 7 марта ушли налево ко второму приюту. Несколько сот метров лыжня идет по льду реки прямо навстречу солнцу. Забегаю вперед, чтобы снять всю группу в движении. Пока проходят, поправляю рюкзак и иду вдогонку. Разрыв уже метров сто, как тут не вспомнить Веденина, начинаю догонять. А лыжня вскоре вновь на открытой местности, быстро заносится снегом от ветра, идти трудней. Впрочем, до приюта недалеко и вскоре все спокойно подходим к нему. Традиционная записка москвичей, запас заготовленных дров, шесть картофелин в подарок – как раз, кстати, у нас продуктов в обрез. Здесь московская группа видимо хорошо отмечала 8 марта, что подтверждает немалое количество пустых бутылок.

Обновка в обстановке – стол и скамьи около палатки. Внутри быстро растапливаем буржуйку, после перекуса снова за дрова, здесь это не проблема – продолжаем разбирать остатки старого дома. Обед из первого и третьего, хлеба по кусочку – увы, режим экономии. Сделав себе мертвый час, проспал солнце. В 17.30 небо уже затянуло облаками. Взяв 3 фотоаппарата, отправились с Аркадием вверх по реке, очень красивая она здесь. В нескольких местах вода промерзла до дна, лед обломился, обнажив из-под снега прозрачные до голубизны края. Обидно, упустили солнце! Решаем придти завтра с утра. По пути Аркадий рассказал о своей аспирантской работе и о поступлении в аспирантуру (6 раз!). Через полчаса нас догнали Оля и Валя. Быстро смеркается, поворачиваем обратно к приюту. В воздухе появились белые мухи – снег. Стрелками на снегу отмечаю интересные для съемок места, но боюсь, что завтра солнца может не быть. Ужинали за столом, уже припорошенным снегом.

Уютно устроившись на нарах, «старики» мучают смущенных Диму и Люду о сроках свадьбы. Что ж, вполне возможно, что случай свел хорошую пару и туристский поход станет для них счастливым.

Дежурю с 24 до 1 часа - писать при разговорах других неловко, нашел себе более «тихий» час. Брезентовые стены домика время от времени колышутся ветром, шум которого постепенно усиливается.

 

12 марта

Последний день похода. Приют номер один для нас запомнится жарой. Именно ночью дежурные, чтобы не дай бог проспать и прозевать огонь в печке, забрасывают в нее побольше дров. Красный цвет печки поднимается на высоту всей трубы, а спящие на нарах изнывают от жары, даже лежа поверх спальников.

Я сегодня дежурю у костра. Спешить некуда, так как выходим в 12 часов. Ночной снежок тонким слоем засыпал все вокруг. Бегу с ведром по тропке вниз к реке. Тропинки, лыжни засыпаны снегом и только цепочка следов ботинок соединяет приют с прорубью. Она почти не замерзла, но все равно надо обколоть лед по краям, чтобы ведром зачерпнуть воду. Лед толстый и нижние края его в темной воде блестят крупными бриллиантами.

С утра солнца не было, но прямо над головой синее небо с редкими облаками предвещает неплохую погоду. Иду по белому снегу с черными от сажи ведрами - для фото хороший контраст. Но вот и солнышко выглянуло из-за облака и осветило снег на берегах, верхушки ближайших деревьев. Тени от них длинные, длинные. У нашего домика, который намного выше речки, редкий низенький лесок кажется еще реже, так как просматривается далеко, пронизанный боковым солнечным светом.

Поскольку продукты последние, а на базе будем лишь после обеда, завтракаем в два приема: суп с тушенкой в 9.30, чай, хлеб с маслом в 11.00 – голь на выдумки хитра.

Увы, солнце светило не более 10-15 минут, спряталось за облаками, хотя над нами синее небо. Все сидят в палаточном домике, где Аркадий что-то рассказывает, он неистощим. Пишу за столом, морозно, даже слегка стынут руки. В домике слышатся радостные возгласы – Гена нашел припрятанные запасы сахара и хлеб, так что перед выходом хорошо перекусили.

За полчаса до начала последнего перехода солнце, наконец-то, и мы с Аркадием все-таки успели заснять красочные виды речной долины, где были вчера.

Все предыдущие дни стояла морозная погода, а сегодня, как нарочно, внезапно потеплело, еще и вышли попозже. Снег стал липким! Это превратило последний переход в довольно трудный этап. Остановились, смазались, не помогло – лыжи не скользят, на спусках начались падения, как раз на том участке, где они начинались. Потом помогла встречная подледеневшая лыжня, но все равно уработались до пота. Последние километры уже были по дороге в районе поселка. И вот, наконец, турбаза, поход окончен!

Встреча была традиционная, теплая. Тут и новая группа, и наши «матрасники», и, конечно, директор турбазы. Гена отрапортовал ему об успешном завершении маршрута, тот поздравил нас, затем последовали награды – венки с баранками и горячий компот. Настроение радостное, чувствуем себя победителями.

Расселились по тем же теплым аккуратным комнатам – цивилизация, финские гидростроители не зря строили этот поселок для себя.

После ужина – баня. И в самый разгар купания и парилки стуки в дверь – всесоюзная программа «Время» дает информацию о новом туристском маршруте на Кольском полуострове – «Заполярный лыжный»!!! Мы, которые снимались для этого, пролетели. (Позже выяснилось, что родители Аркадия в Мозыре видели эту передачу и в одном из лыжников с бородкой узнали своего сына, который сообщил им раньше, что едет отдыхать куда-то в санаторий на юг).

Зато успели потом на танцы, мы в хорошей форме.

Лыжный поход завершен

Поход завершен

На крыльце турбазы

На крыльце турбазы с Аркадием

 

13 марта

«На зарядку мы не ходим, есть на это новички» - эта строчка из популярной туристской песни, нам она сейчас подходит. Погода установилась весенняя, яркое солнце, лед на дорогах подтаивает. Но все равно, с сожалением сдаем лыжи и снаряжение. Прошлись по магазинам поселка в поисках каких либо сувениров, но безуспешно. На память достались лишь эмблемы турбазы, которых еще достаточно.

Сегодня вечером в программе: официальная часть – подведение итогов похода, вручение свидетельств о прохождении маршрута и … ужин-банкет! По традиции.

Результаты похода следующие. Мы совершили лыжное путешествие 1 категории сложности продолжительностью 7 дней, протяженность маршрута 87 км, в том числе с преодолением препятствий 15 км. По всесоюзным туристским нормативам выполнены требования на получение значков «Турист СССР».

Торжества проходили в столовой, более тщательно убранной, чем обычно. Столы накрыты скатертями и расставлены вдоль стен, чтобы освободить середину помещения для официальной церемонии. Присутствующие – наша группа уже в полном составе, инструктора и, конечно, директор турбазы.

Вначале директор поздравил нас, затем наш инструктор Гена Литомин вручил всем участникам похода удостоверения и значки «Турист СССР», а также нижеприведенные свидетельства туристской базы «Тулома», немного коряво отпечатанные, но все равно приятные и соответствующие всеобщему настроению.

Потом было довольно неплохое застолье, притом, что на спиртное мы сами скидывались. Атмосфера была очень дружеская, ведь группа оставила хорошее впечатление у работников турбазы. В перерыве одни пошли на перекур, другие прогуляться. Инструкторы, сидевшие с директором, вышли также покурить, оставив его одного. В этот момент к нему подсел Аркадий и о чем-то они говорили, мы не слышали. Но обмен рукопожатиями после этого и выражение лица Аркадия, направлявшегося к нашей компании, вызвали у нас подозрения. Было видно, что он сдерживает серьезную мину, но его распирает от сознания происшедшего. Спрашиваем, о чем он говорил с директором. Тот и рассказал, что, во-первых, поблагодарил за хорошую организацию проведения интересного маршрута. А затем, «как коммунист коммунисту» (никакой он не коммунист!), сказал следующее - привожу рассказ самого Аркадия: « …к Вам съезжаются люди со всей страны. Во время маршрута они ночуют в приютах. Иногда из-за непогоды сидят там по несколько суток. Но я нигде не видел наглядной агитации с целью идеологического воспитания молодежи. Представьте, что какой-нибудь партийный или комсомольский работник обратит на это внимание, Вам могут серьезно указать, а то и должности лишить. Директор сказал спасибо за совет и пообещал, что отправит старшего инструктора в Мурманск за плакатами и через 3 дня во всех приютах будет наглядная агитация». Все это слышали инструкторы, и, осознав, накинулись на Аркадия: «Ты завтра уедешь, а нам тащить эту макулатуру по приютам!». В наступившей тишине обстановку разрядил наш находчивый Леня, сказав, что автора розыгрыша надо еще и поить – подумаешь плакат в приют принести, вот если бы он предложил на каждом дереве по флагу союзной республики повесить… В общем, все кончилось дружным смехом и пошли к столам продолжать.

А позже на турбазе, конечно, танцы. Погода к весне, слабый морозец, небо звездное. Можно было и на свежем воздухе прогуляться. Поэтому и улеглись очень поздно.

 

14 марта

День отъезда. После завтрака сдали постели, забрали из камеры хранения вещи, упаковались. Большинство уезжает поездами из Мурманска, кое-кто самолетом. Билеты заранее заказывались у сотрудницы турбазы. Мы с Леней решили на обратном пути посетить Петрозаводск и Кижи.

Конечно, многие обменивались адресами, хотя, как показала практика, редко состоятся повторные встречи и походы. Из молодежи мне больше понравилась троица: Володя Нестеров - ветфельдшер из Пинска, Дима Савило – работник райисполкома из Пинска («жених»), Людочка Горошкевич – учащаяся ГПТУ-2 из Полоцка, общая любимица («невеста»).

Выехали после обеда на том же служебном турбазовском автобусе. Тепло расстались с Геной Литоминым и другими инструкторами. «А все кончается, кончается, кончается…», и интересный поход, и отпуск.

В Мурманске большинство ребят вышли у вокзала, кто-то оттуда поехал сразу в аэропорт, остальные остановились на ночь в гостинице «Арктика».

 

15 марта

Еще день в Мурманске. С Аркадием и Леней ночевали в 2-х местном номере. Убивая время до открытия книжного и сувенирного магазинов, нарвались на копченую рыбу. Набрали палтуса, зубана, клыкача – для нас сплошная экзотика. Покупателей много, и в том числе лыжницы – члены сборной Союза, олимпийские чемпионки Олюнина, Кулакова.

В доме книги несколько интересных находок. Выпросили книжку Рождественского местного издания. Есть сборник Переца Магиша – еврейского поэта.

Проводили Аркадия на самолет и зашли с Леней в музей Северного флота. Экспозиция большая – 9 комнат, но без экскурсовода не все ясно. Вот несколько записей, сделанных в музее:

- Борисоглебская ГЭС - граница с Норвегией прямо на плотине, которая еще и излюбленное место отдыха норвежцев. Застава их высоко на сопке и видно все, что происходит на нашей стороне.

- город Кировск – вокзал строился полгода из гранита и мрамора для конференции руководителей 4-х союзных держав.

- город Апатиты – апатитовая руда перерабатывается в порошок, фракции которого меньше чем у цемента. Весь железнодорожный путь от Апатитов до Мурманска и район города в белой пыли.

- наш земляк Герой Советского Союза Фисанович Израиль Ильич, капитан 2-го ранга, командир подводной лодки малютки М-102, потопившей 13 транспортов, и которая первой из малюток прорвалась в бухту противника и взорвала транспорт водоизмещением 7 тыс. тонн. В его дипломе об окончании мореходки более 2-х десятков «отлично».

Расщелкиваем последние кадры. Архангелогородец у памятника: «Ребята, сфотографируйте на память, … и фото пришлите». Сфотографировали.

Вечер провел на квартире у Демы, наших свояков. Там свои заботы – родились две внучки (2,9 кг и 2,54 г). Посреди комнаты две кроватки для них, на журнальном столике кипа поздравительных телеграмм.

 

16 марта

Пасмурно. Отправил посылку домой и уехал в Североморск в гости к Жанне и Толе Герасимовым, работающим там в Доме офицеров. Он – артист ансамбля танца Северного флота, она режиссер-постановщик местного народного театра.

Североморск – город не для туристов. На КП молодые моряки в черных длинных кожаных тулупах внимательно проверяют мой паспорт, сверяя запись в журнале заявок (оформила Жанна). Затем проверили паспорта у всех в автобусе и только тогда открыли шлагбаум.

Встреча была очень радостная. Друзья живут в новой 9-этажке на последнем этаже. Квартирка однокомнатная, но они ведь здесь не навсегда – пока Толя солист ансамбля, а ведь дочка у бабушки в Минске. Посидели немного, потом ребята ушли на работу, предоставив мне возможность погулять по городу одному.

Убаюканный ровной погодой в Туломе и Мурманске, я не очень воспринимал разговоры хозяев об изменчивости погоды в их районе. Однако несколько часов прогулки по городу позволили мне убедиться в этом самому.

Выхожу на улицу. Серое небо, тихо, температура около 00, с крыш капает, иногда легкий порыв ветра срывает мелкую водяную пыль. У Дома офицеров скверик, гуляют мамаши с детьми. Время около 15.30. В начале пятого, когда пообедал, снова выхожу на улицу. Солнышко, но на колясках малышей почему-то снег, как если бы этот детский транспорт простоял у нас ночью на улице. Занесены снегом и накатанные ледяные дорожки на тротуарах. Захожу в магазин «Якорь». Это военторг, ничего интересного, разве что фотобумага. Через 3 минуты, открываю двери магазина и …вижу белое молоко. Прохожие посредине улицы еле различимы. Видимость 10-12 м. Снег, разбитый ветром в мелкую пыль, летит почти горизонтально. Нахлобучив шапку, шагнул навстречу этому облаку – надо ведь прочувствовать, кроме того, до следующего магазина «Книги» недалеко. Спустя 7-10 минут видимость становится приличной – видна вся улица и берег набережной, хотя ветер еще сильней. Иду в сторону порта, ветер прямо в лицо. Прохожие прижимаются к стенам домов, забегают в магазины.

На берегу стоит в лесах постамент памятника герою-североморцу. Слева на возвышении установлена пушка, первая открывшая огонь по врагу в 1941 году. Иду туда вдоль берега, к которому и приближаться страшновато. С высоты памятника, огражденного поручнями, как с капитанского мостика, видны волны с гребешками белой пены, стремительно несущиеся к берегу. Чайки взмывают над водой навстречу ветру и парят, напоминая рыбу, сопротивляющуюся потоку в горной речке. Снег мелкий, то реже, то погуще, не прекращается. Ветер рвет так, что приходится развязать уши шапки и одеть ее поплотнее, чтобы не сорвало. Залив просматривается на несколько сот метров, у пирса стоят корабли одинаковой серой расцветки.

Возвращаюсь к Дому офицеров. С попутным ветром идти легко. Мелкий влажный снег так влипает в пальто и шапку, что не сбивается руками и быстро оттаивает в теплом месте. Вдруг ветер утихает, над головой синее небо, тихо, падает легкий снежок. Но вот из боковой улицы снова порывы ветра, снег сильно бьет в щеку, заставляя отворачиваться. За домами вдоль сопок снежный заряд еще хорошо виден, но с противоположной стороны из-за облаков пробиваются лучи солнца, низко висящего над горизонтом. Проходит несколько минут и на небе образуется череда синих и серых тонов. Немного утихает.

Все это произошло в течение 1,5 часов. Теперь я убедился, какая бывает погода на Севере.

Пурга продолжалась весь вечер, но с высоты 9-го этажа, где мы находились в гостях у соседей, далеко просматривались огни города и на заливе. В 21.00 радио прервало передачи, передавалось штормовое предупреждение: с 23.00 до 01 часа ветер 11-12 баллов до ураганного. Но в теплой уютной квартире это не страшно.

Хозяин – капитан 2-го ранга Калашников Юрий Евдокимович – обаятельный, очень эрудированный человек. Все время служит на Севере. Не рыбак, но, говоря о размерах семги, подаренной ему друзьями, широко разводит руки в стороны (≈1,5 м). Лов семги запрещен на 5 лет, рыбнадзор свирепствует, но… вертолетчики могут сесть в любом месте…, а богатых рыбой и дичью мест здесь много. К ветрам здесь привыкли - летом можно загорать и дождаться снега.

Потом был вечер у Жанны, который прошел с белорусским акцентом. Говорили о Минске, о театрах. Собираются ставить «Вызов богам», «Трибунал», вспоминали отрывки из «Павлинки». Оказалось, эти белорусские театралы не читают здесь наших газет. Я им рассказывал о «юге», они мне о «севере». Пели песни.

Уезжал поздно вечером. Автобусы ходят регулярно, несмотря на ураган. Вот поворот на шоссе, где стоит оригинальный памятник авиаторам Северного Флота. Дорога идет по сопкам, с чернеющими выступами камней. На контрольном пункте выхожу отметить паспорт, улететь не улетишь, но ветер сильный. В свете фар видно, как несется снег над землей. Но движение на дороге не прекращается, здесь Север.

 

17 марта

Сегодня уезжаю из Мурманска. С утра небольшая пурга. Это в центре города, представляю, что делается в Североморске. И опять небо над головой голубое, а по сторонам серое, в облаках. Но пока поезд отправился, солнце разогнало облака над городом и из окон вагона видна богатая красками панорама залива: темная вода, заснеженный противоположный берег, покрытый редким лесом и разноцветные краски кораблей и портальных кранов.

В Мурманске

В Мурманске

 

В вагоне свободно, по 2-3 человека в каждом купе. Поезд идет между сопок, везде много ослепительно белого снега. Вверху яркое солнце, внизу метель, сильная поземка. Остановочный пункт Шабола – на отдельно стоящей сопке высотой 50-70 м памятник: свечой взмывающий вверх реактивный самолет. По пути несколько маленьких полустанков - домики и сарайчики занесены снегом. Долго ехали вдоль самого большого озеро полуострова – Имандра, справа от железной дороги. Проезжали станции Хибины, Апатиты, а вот тех высоких заснеженных гор, которые были видны с самолета, не увидели, они восточнее, в районе Кировска. Все станции низенькие, серые. Апатиты – город большой, многоэтажный, остался в стороне, а рядом со станцией старые одно-, двухэтажные деревянные дома. Много южнее, в районе Кандалакши уже грязный подтаявший снег, станция – деревянный сарай. Город разбросан на большой площади. За городом переехали по небольшой дамбе Кандалакшскую губу. Толстый лед во многих местах изломан, образуя торосы.

В пятом часу дня проехали, наконец, маленькую станцию Полярный круг! За окном уже настоящий лес. Ведь со станции Чупа началась Карелия. Проехали несколько леспромхозовских поселков с большими штабелями бревен.

Попутчики в купе женщины. Одна, молодая, была у мужа, который служит в армии. Две бабушки из-под Орши. Одна 15 лет живет в Карелии в погранзоне. Учительница, мать 6-х сыновей! Много рассказывала о своей семье, и невольно проникаешься большим уважением к ним. Примерное поведение родителей на глазах детей – эта основная заповедь воспитания воплощается в этой семье великолепно. Ребята здоровые и духом и силой, закаляются. Хорошо учатся – нельзя мать обидеть. Условия жизни – близость к природе, рыба, ягоды, грибы, свое молоко, лес, чистый воздух – все в избытке.

 

18 марта

Как не хватает часа ночного дежурства! – трудно собраться и записать впечатления от вновь увиденного в незнакомом городе.

Знакомство с Петрозаводском начал с вокзала в 6.30, куда домчал меня экспресс «Полярный». Быстро нашел Леню (он уезжал предыдущим поездом) в комнате отдыха на вокзале. Прямо от вокзальной площади проспект Ленина, в конце его виден серый лед Онежского озера. Город вытянут вдоль него на 22 км, в ширину – 4-6 км. Центр уютный, компактный. Домов выше 6 этажей не видно.

Леня успел вчера все разведать, поэтому программа такова. В 10.00 экскурсия по городу, в Кижи самолет летит завтра, но путевка в бюро путешествий оставалась одна, поэтому для меня этот вопрос неясен.

До 10.00 позавтракали и скоротали время в пустом зале главпочтамта. Короткую экскурсию по городу совершили вместе с группой из Харькова, у них 10-дневные путевки (Ленинград, Петрозаводск – 120 руб.).

Университет с медицинским, инженерным, строительным, лесным и др. факультетами; филиал АН СССР; 4 института – на зеленой тихой Пушкинской улице на берегу. Театральная площадь с 4-мя театрами в 2-х зданиях – музыкальный, драматический, финский и кукольный. В финском театре синхронный перевод. Он в современном здании прямоугольных форм с фреской на мотивы Калевалы. Русский театр – 50-х годов с колоннами из уральского камня, стройка обошлась очень дорого. На площади Ленина памятник Ильичу скульптора Манизера, установленный в 1933 году. Вес 40 тонн. В годы войны финны не тронули его, так как получили самоопределение после Октябрьской революции. Только были сняты портреты, свернуты лозунги. В горо-

де два крупных завода: тракторный и Тяжбуммаш, последний продолжает строиться еще с 1960 года.

Автобус отвез нас из центра через реку Лососинку к краеведческому музею. Перед ним памятник Петру 1, где он в свой полный рост (2,04 м). Музей 3-х этажный в бывшей церкви. Экскурсовод – стройная брюнетка, слегка картавя, на одном дыхании 2 часа рассказывала о Карелии, переходя от стенда к стенду. Так подробно и с такой энергией не работал ни один экскурсовод, из тех, что мне приходилось слышать ранее. Мы с Леней решили пойти и записать ей благодарность. Поговорили – она, оказывается, молодой специалист, год как приехала из Свердловской области (!) А мы то думали, что это настоящая карелка.

По грязным от сажи и талого снега улицам (близко тракторный завод) едем снова в центр. Вообще, уже пахнет весной – солнце, лужи блестят, снега не видно, чистый асфальт.

Прошли по магазинам, в основном книжным. Туристской литературы много, но бесцветной. В ГУМе «Карелия» просторно, светло, много сувениров из дерева, а остальное, как везде. Крытый рынок богат цветами, яблоками, медом. Цены явно с полярным коэффициентом.

Долго искали улицу, где живут друзья Аркадия. Ни один житель в центре не знал, помогла милиция. Катя и Анатолий Домничи из Мозыря, учились в Минске. Приняли нас очень хорошо, вспоминали с восторгом Минск. Здесь 9 лет. Две маленькие шаловливые дочки, явно любимицы отца, отвлекали родителей от разговора. Вместе с нами был седой «дедушка» из Москвы Илья Ирмович, он здесь в командировке. 12 лет пробивает изобретение – щитовые детали мебели с картонной ячеистой сердцевиной.

Поздно вечером вернулись в гостиницу «Северная». Устроился в отдельном номере в лучшей гостинице города - редко так везет.

 

19 марта

С утра безветренно, солнечно, значит летная погода. А улечу ли я? Но все решилось просто – одна женщина из группы харьковчан едет к сыну в воинскую часть, мне разрешают лететь вместо нее, даже бесплатно – опять везет. Едем в аэропорт Пески. Он временный, зимний. Ряд АН-2 стоит на льду одного из заливов озера. Еще неожиданность – с нами летит группа 7 человек из Мосфильма для съемок Кижей зимой.

Разделяемся на 2 группы, я попадаю с киношниками в первый самолет. Через минут 20 будет и второй. Предупрежденные летчиками, все прячут фотоаппараты, я тоже… под куртку. Самолет быстро разбежался по гладкому льду и взлетел. В углу салона огромный деревянный молоток на длинной ручке. Это при сильных морозах необходимо перед вылетом постучать по лыжам самолета, так как они примерзают. Леня, правда, пошутил, что молоток – добивать тех, кому плохо.

Полет спокойный, длился минут 25. Самолет летел над берегами, изрезанными заливами, внизу то лес, то лед, затем только лед. В центре озера снег со льда сдут ветром больше всего, и хорошо видны его темные пятна с полосками снега, ближе к берегам снега больше. Создается впечатление, что на льду сплошная чешуя – темные пятна льда проступают в каком-то определенном рисунке – шахматной доски или орнамента. Когда смотришь на юг, где ярко светит солнце, эти пятна льда тысячами кусочков зеркала отражают солнечные лучи.

Но вот снег совсем закрывает лед – близко берег, пересекаем какой-то полуостровок, где на берегу темнеют редкие домики. Вдали показались знакомые всем купола – Кижи. Этого вытерпеть нельзя – вытаскиваю фотоаппарат, операторы поддерживают: «Давай, правильно…». Щелкаю несколько раз великолепную панораму.

Вскоре самолет сел на лед озера, полоса здесь не совсем укатана, с «ухабами». Всю группу встретила старушка – карелка и собаки. Киношники быстро уехали на случайно оказавшихся здесь санях с рыжей лошадкой. А наша группа туристов с гидом – низенькой девушкой отправилась на экскурсию по этому деревянному волшебству.

Пленки извел много, иногда, чтобы снимать, приходилось идти по сторонам наезженной дороги по колено в снегу, которого здесь намело немало. Самое знаменитое сооружение Кижского ансамбля - церковь Преображения Господня (1714 год), действительно смотрится великолепно. Внутри в нем холодно и пустынно - храм «летний». Далековато, в южной части острова (6 км) создается типовая деревня Заонежья - деревянные дома и другие постройки. Гид коротко упомянула о них – они собраны в качестве музейной экспозиции, как примеры традиционной деревянной архитектуры Карелии и Севера России. Снега много, в программу экскурсии посещение деревни не входило.

Получил отпущение грехов, дотронувшись до стен маленькой церкви 14-го века. Затем, проваливаясь в снегу, спустился опять на лед озера, чтобы заснять общую панораму Кижского погоста. Внутренний страх чуть-чуть есть – нет ли трещины под снегом, но лед толстый, надежен.

Прилетел самолет, в небо взлетает красная ракета. Первые 12 человек, в числе которых и мы с Леней, улетаем. Летчики по нашей просьбе делают круг над всем островом, чтобы еще раз полюбоваться достопримечательностью.

Обратный полет показался дольше по времени. Сели уже на лужи – солнце хорошо пригревает. Проголодались, поэтому бегом к автобусу и поехали в столовую национальной кухни. Оказывается, яичница на молоке – карельская еда (!), А вот треска по карельски и суп c сущиком (сушеная рыбная мелочь) в меню были, а на кухне нет.

Вечером в театре смотрели оперетту «Баядера». Средненький коллектив, слабый оркестр, хорошие декорации. Но все равно, музыка Кальмана великолепна, и потом долго в голове звучала нежная мелодия арии «Лотос, утренний мой цветок…». Сам театр уютный, кресла изготовлены из карельской березы, витиевато, на старинный манер. В фойе зеркала на всю стену, как в Большом театре.

На этом наша программа знакомства с Петрозаводском завершилась и назавтра мы с Леней улетели в Минск.

Вид на Кижи

Вид на Кижский погост

 

Послесловие

Отпуск получился насыщенный и интересный, мы прошли достаточно трудный лыжный маршрут, узнали многое о Кольском полуострове, Петрозаводске, посетили Кижи. И я познакомился с замечательным человеком – Аркадием Фарберовым, который стал моим близким другом.

И, кстати, на Туломской турбазе все последующие годы каждая новая группа совершает ритуал – переход нашего «Полярного круга (в границах 1939 года)»!

 

Фотографии из Мурманского музея

Водопад Падун

Водопад Падун

Соревнования оленеводов

Соревнования оленеводов

Участник соревнований

Участник соревнований

Нотозеро

Нотозеро

Река Кацкин

Река Кацкин (впадает в Нотозеро)

Река Печа в мае 1971

Река Печа, май 1971 г.

Верхне-Туломское водохранилище

Верхнее-Туломское водохранилище

Полярные воробьи - пуночки

Пуночки (полярные воробьи)

Эрнст Шендорович.